АЛЬЯНС-ШАТРО продюсерская компания Русский English
    Декабрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    X
    Новости

    Нино Сухишвили: «Увидев танец моего деда, Сталин сказал: «Проси, что хочешь, все исполню»

    Февраль 20, 2014

    Старейшему танцевальному ансамблю Грузии исполняется 85 лет

    Знаменитый грузинский коллектив — Национальный ансамбль народного танца имени Сухишвили — уже не первый раз гастролирует в Украине. И всегда — с аншлагом. Артисты легендарного коллектива уже привыкли к кочевой жизни, ведь проводят в родной Грузии не больше, чем полгода. Ансамбль — проект семейный. В конце 20-х годов его основали супруги Илья Сухишвили и Нино Рамишвили. Слава труппы быстро разнеслась не только по Советскому Союзу, но и далеко за его пределами. Мастерством артистов восхищались королева Англии, Уинстон Черчилль, Франклин Рузвельт, Иосиф Сталин.
    Сегодня ответственность за коллектив несут внуки основателей: Илья и Нино Сухишвили. Нино признается, что родители никогда не заставляли ее делать выбор. «Но в один прекрасный день я вдруг поняла, что ничем другим, кроме как ансамблем, заниматься не хочу…» — говорит Нино.
     
    «Дед поцеловал английской королеве руку, что было запрещено протоколом»
     
    — Нино, судя из официальных источников, 70-летие вы будете праздновать лишь в следующем году.
    — На самом деле нашему ансамблю гораздо больше лет. Просто сразу после войны, 11 июня 1945 года, он получил статус государственного. В этот день мы традиционно отмечаем дату его рождения. Но труппа существовала и до этого, с конца 20-х годов. Во время Великой Отечественной наши танцоры ездили на передовую вместе с концертными бригадами. При этом ансамбль был без статуса, не считался официальной работой и, понятно, все его участники не имели хлебных карточек. В общем, выживали на чистом энтузиазме.
     
    — Значит, на самом деле ансамблю Сухишвили…
    — 85 лет. Все началось с моих дедушки и бабушки — Ильи Сухишвили и Нино Рамишвили. Это был конец 20-х годов XX века. Бабушка с дедушкой познакомились в Театре оперы и балета в Тбилиси. Бабушка поступила туда после окончания знаменитой хореографической студии итальянки Марии Перини. В свое время она подготовила целое поколение танцоров, начиная с Вахтанга Чабукиани, которые составляли целую эпоху классического грузинского балета. Когда бабушка пришла работать в театр, дедушка уже там служил. Он был хореографом-постановщиком, иногда и сам танцевал в балетных спектаклях. Илья Сухишвили работал в фольклорном стиле. У бабушки с дедушкой вспыхнул бурный роман, они стали партнерами не только на сцене. Дедушка признавался, что у него еще с юных лет была мечта — создать ансамбль танца Грузии, куда вошли бы все направления народной хореографии. Это была его идея фикс.
     
    — Говорят, ваш знаменитый дедушка работал с российским танцором и хореографом Джорджем Баланчиным.
    — Это было в далекие 20-е годы в Петербурге. Баланчин тогда звал дедушку покинуть страну и вместе уехать сначала в Лондон, затем в Америку. Но дедушка сказал, что свою мечту сможет осуществить только в Грузии. Спустя много лет, в 1959 году, дедушка приехал со своим ансамблем на гастроли в Нью-Йорк. Тогда они встретились с Джорджем Баланчиным, уже считавшимся основоположником американского балета. Джордж напомнил ему о своем давнем приглашении и сказал: «Видишь, Илико, я тоже не прогадал. Я „построил“ нью-йоркский балет. В общем, мы с тобой создали то, о чем когда-то мечтали».
     
    — Известна история о выступлении ансамбля танца Грузии перед самой английской королевой.
    — Дедушка любил вспоминать эту историю. В 1935 году в Лондоне устраивали фестиваль народных танцев мира. Тогда в столицу Англии приехали артисты со всех уголков земли, чтобы исполнить всего один национальный танец. Главенствовала на фестивале Елизавета Боуз-Лайон, мать нынешней королевы Англии Елизаветы II. Дедушка должен был поехать в Лондон вместе с бабушкой — дуэтом они исполняли грузинский танец. Но в последний момент Нино Рамишвили не дали визу. Бабушка считалась дочерью врага народа. Она из буржуазной семьи, ее отец был меньшевиком. Поездка в Лондон оказалась на грани срыва, но дедушка все равно решил ехать. Танец исполнял сам и получил Гран-при.
     
    А первое место тогда занял прекрасный украинский танцор Александр Соболь. Награждение победителей проходило в Виндзорском дворце. Конечно, ни мой дедушка, ни половина участников из других нищих стран понятия не имели, как надо общаться с королевой. Дедушка рассказывал, что, получая награду из рук Ее Величества, он так нервничал, что поцеловал королеве руку. Оказалось, по протоколу это было категорически запрещено. Кстати, немного позже это повернулось ему боком. После возвращения из Лондона в Кремле состоялся прием, посвященный нашим участникам фестиваля. На нем присутствовал и Сталин. Он подошел к дедушке и грозно спросил: «Как это, ты королеве руку целуешь?! Где это видано?!» Дедушка страшно испугался, и чтобы как-то выйти из положения, ответил: «Ну, наверное, это было лучше, чем совсем не поцеловать…»
     
    «Бабушка с дедушкой танцевали перед Черчиллем, Сталиным и Рузвельтом на их встрече в Тегеране»
     
    — Ваш дедушка был знаком с вождем?
    — Их встреча состоялась еще раз, в 1937 году, на декаде грузинского искусства в Москве. Тогда в столицу поехали артисты балета, певцы, актеры. Правда, участников балета Вахтанга Чабукиани «Сердце гор» в последний момент в Москву не пустили. Просто отцепили вагон с декорациями. Говорят, к этому приложил руку сам Берия, потребовав от Чабукиани, чтобы главную партию в балете исполняла его фаворитка. Чабукиани ответил отказом, что было с его стороны очень неосторожно. В конце концов балет в Москву не приехал, мою бабушку тоже сняли с программы, и она не смогла присутствовать на роскошном приеме, устроенном в Кремле. Именно там артистов награждали премиями и представляли вождю.
    Дедушка вспоминал, что к нему обратился сам Сталин, сказав, что остался доволен его танцем и добавил: «Проси меня что хочешь, все исполню». Дедушка ответил очень дипломатично: «Единственное, что мне нужно, это фотография с вашим автографом, Иосиф Виссарионович». Для Сталина такой ответ был полной неожиданностью. Но ему было приятно, он похлопал дедушку по плечу и сказал: «Молодец, парень». Кстати, фотография вождя позже не один раз помогала моей семье выжить, когда пытались забрать нашу квартиру в Тбилиси в тяжелые послевоенные годы.
     
    — Она сохранилась до сих пор?
    — Да, теперь фотография находится в музее нашего ансамбля. Она подписана Сталиным по-грузински: «И.Сухишвили от И. Сталина. 1937 год, 21 января». По словам дедушки, он был удивлен, что Сталин писал на родном языке. Помню, как дед рассказывал, что после приема в Кремле небольшая группа артистов была приглашена на дачу Сталина под Москвой. Там был устроен настоящий пир. Сталин пил грузинское вино, распевал народные песни, было видно, что это доставляет ему огромное удовольствие. Разъезжались гости уже под утро. Дедушка вспоминал, что, садясь в машину, он оглянулся и увидел Сталина, стоящего перед замерзшим окном. Вождь дышал на стекло, пытаясь его очистить, чтобы еще раз взглянуть на уезжающих грузинских артистов. Дедушке показалось, что в Сталине тогда проснулось что-то человеческое. Хотя, наверное, это ему только показалось, потому что столько плохого для Грузии, как Сталин, не сделал никто.
     
    — Правда, что ансамбль вашего деда выступал перед главами государств во время знаменитой встречи в Тегеране?
    — Да, бабушка с дедушкой танцевали перед Черчиллем, Сталиным и Рузвельтом. Это было в конце 1943 года. В Иран поехала небольшая бригада из танцоров, певцов и артистов. Бабушка вспоминала, как они приехали в Тегеран из разгромленного Советского Союза и окунулись в полное изобилие. Первым делом пошли в продуктовый магазин и накупили муки, сахара и орехов, которые привезли домой. После выступления перед великой тройкой союзников артистов пригласил в свой дворец иранский шейх. Роскошь его апартаментов сразила всех наповал. Прощаясь, каждому артисту шейх сделал подарок. Бабушке с дедушкой он подарил большую тяжелую серебряную шкатулку с надписью: «От иранского шейха». Знаете, почему-то всегда так получалось, что жизнь нашего коллектива зависела от политики.
     
    «Выезжая на гастроли, мы берем с собой около тысячи нарядов»
     
    — У вас были сложные времена?
    — У ансамбля всегда были недруги. К сожалению, это продолжается до сих пор. В 1953 году дедушка очень нервничал из-за проблем с властями. ЦК комсомола Грузии неожиданно приняло решение о том, чтобы закрыть ансамбль и забрать у него статус Государственного. Чиновникам очень не нравилось, что артисты слишком часто выезжают за границу. И тогда дедушка решил пойти на такой трюк: снял в аренду два вагона поезда, погрузил туда костюмы, декорации, взял артистов и, прицепив к эшелону, просто отправился, куда глаза глядят. Полгода ансамбль катался по Советскому Союзу, объездив все города от средней Азии до Сибири. Артисты приезжали в двух вагонах, отцепляли их от поезда, жили в них и выступали в местных домах культуры. Так продолжалось до того момента, пока не умер Сталин. В Грузии сменилось правительство, и чиновникам уже было не до ансамбля Сухишвили. Тогда дедушка с бабушкой решили вернуться домой.
     
    — Известность коллектива принесла богатство вашей семье?
    — Конечно, мы никогда не бедствовали. Мои предки жили в хорошем районе Тбилиси в большой квартире, имели машину. Но это во времена Советского Союза считалось роскошью, а теперь дело обычное. Поскольку бабушка часто ездила за границу и была элегантной женщиной, всегда прекрасно одевалась. Не помню, чтобы бабушка была без каблуков и модной шляпки. Она закончила карьеру танцовщицы уже в преклонном возрасте. Была такого сложения, как Майя Плисецкая, поэтому со сцены всегда выглядела девушкой. Помню, как бабушка сказала: «Когда я последний раз танцевала, никто, кроме меня, не знал, что это мой финальный концерт». Но даже тогда она была великолепна!
     
    — Ваш ансамбль славится роскошными костюмами. Где они хранятся?
    — Многие уже перекочевали в наш музей. Первые костюмы шили из… мешковины, а расписывались вручную гениальным грузинским художником Соломоном Вирсаладзе. Некоторые отдавали мастерицам на вышивку серебром. Сейчас эти костюмы уже музейная редкость. Но мы до сих пор чтим традиции. Иногда для одного танца требуется более 50-ти костюмов. Тогда над их созданием работает целый цех. А поскольку у нас много разных номеров, то, выезжая на гастроли, берем около тысячи нарядов. Как и сейчас, когда даем концерты по всей Украине. Приедем, конечно, и в столицу, где будем выступать на главной площадке Киева, во Дворце «Украина», два дня, 7 и 8 марта.
     
    — Как же поддерживать свою фигуру в постоянной форме, чтобы не перешивать костюмы?
    — Каждый артист решает этот вопрос самостоятельно. Но я никогда на диете не сидела. В нашем режиме работы сложно поправиться. Четырехчасовые репетиции каждый день, кроме субботы и воскресенья. Не придерживалась никаких диет и моя бабушка. Правда, она была очень сдержана в смысле еды, а хозяйством практически не занималась. Просто у нее не было на это времени. Да и мне тоже все не осилить. По полгода я провожу вне дома. Конечно, для женщины это очень трудно, но ансамбль — вся моя жизнь.